Италия правит Европой?
Мартин Уолкер


Обложка

Архив

Ссылки


Поиск



Приглашаем на отдых в Италию - туда, где начиналась цивилизация.

Если эта статья заинтересует Вас, и Вы решите прокомментировать мысли автора - милости просим. В конце статьи нажмите кнопку "Post Comment" и разместите свое мнение.

Брюссель. Всего через девять месяцев после того, как левоцентристские партии получили контроль в большинстве правительств Европы, они проиграли самые главные выборы - впервые за двадцать лет консерваторы сейчас снова доминируют в Европейском Парламенте, объединяющем 15 государств.

Эти выборы стали унижением для британского премьер-министра Тони Блэра: в 1994 г. в Европейский Парламент было избрано 62 представителя его Лейбористской партии, а сейчас эта цифра сократилась более чем вдвое - всего 29 представителей. Количество "евроскептиков" из партии тори в Европейском Парламенте возросло с 17 до 35 представителей. Большинство из них прошло под лозунгом шумной кампании "Спасем наш британский фунт", что ставит под угрозу планы Блэра присоединения к единой валюте. А в Германии социал-демократы потеряли семь из своих прежних 40 депутатских мест, в то время как консерваторы имеют теперь 53 места из 99, отведенных Германии.

Четкий (апатичный) сигнал


Смогут ли выжить реформаторы Блэра-Шредера?
Поскольку Блэр и германский канцлер Герхард Шредер только что сделали совместное заявление об экономической реформе и о предлагаемом ими "третьем пути" между традиционной социал-демократией и свободным рынком, их общее поражение является, похоже, свидетельством растущего недоверия избирателей.

Еще хуже для реформаторов из лагеря Блэра-Шредера то, что традиционные левые также добились хороших результатов. Немецкие демократические социалисты (бывшие восточно-германские коммунисты) преодолели 5-ти процентный барьер на национальных выборах и впервые получили шесть мест в Европейском Парламенте. Во Франции и Испании социалистические партии, не испытывающие особых симпатий к центристской риторике "третьего пути", также получили места.

Но главное поражение на этих выборах потерпела надежда на то, что благодаря расширению полномочий и повышению политического статуса Европейского Парламента, насчитывающего 626 депутатов, наконец-то появится общеевропейская политика. Окрыленный своей победой над могущественной брюссельской бюрократией (в марте он вынудил подать в отставку всех 20 комиссаров), впервые получивший право вето в отношении почти всех европейских законодательных актов, Парламент был убежден, что его демократический час пробил.

Увы, нет. В массовом порядке 298 миллионов избирателей Европы уклонились от участия в голосовании. Явка избирателей упала до самого низкого уровня за всю историю: в Британии (24%), в Голландии (29%), в Финляндии (30%) и в Германии (47%). За последние 20 лет явка избирателей в целом плавно снижалась с 63% в 1979 г. до 57% в 1994 г. В воскресенье она рухнула до 43% - теперь европейцы уже никогда не смогут насмехаться над низкой активностью на президентских выборах в США.

"Это подает нам некий сигнал, точнее, несколько сигналов, и теперь необходимо будет разобраться, что же они конкретно означают, - сказал Денис МакШейн (Denis McShane), член (британского) Парламента от Лейбористской партии, который является одним из главных советников Блэра по делам ЕС. - Отчасти это было связано с Косово, которое вытеснило выборы с первых страниц газет и отвлекло внимание лидеров, таких, как Блэр и Шредер, которые в противном случае могли бы принять участие в избирательной агитации. В основном же это была апатия - избиратели решили, что данные выборы не слишком для них важны".

Новая реальность

Поскольку у консерваторов всего 236 из 626 мест в Парламенте, они не смогут его полностью контролировать, и им придется искать союзников. Однако 180 социалистов ухаживают за 45 либералами и 37 "зелеными", а также за ультра-левым блоком различных крошечных региональных и радикальных партий, пытаясь объединиться на еще более широкой идеологической платформе. Это означает, что Брюссель и ЕС будут охвачены страстями коалиционной политики. Нестабильные и временные блоки, обеспечивающие большинство голосов, и кулуарные сделки станут зеркальным отражением тех сил, которые дискредитировали итальянскую политику и привели к тому, что в этой стане за последние 54 года сменилось 57 правительств.

Это крупная проблема. Ставки высоки, поскольку беспокойство по поводу апатии избирателей в прошлый раз вынудило европейские правительства дать Парламенту значительно более широкие полномочия участвовать в принятии решений практически во всех областях. Это не убедило избирателей в том, что надо начать относиться к Европейскому Парламенту всерьез, но полномочия у него остаются, включая право проводить слушания по утверждению новых членов Европейской Комиссии, по типу американского Конгресса.

Новый Парламент также имеет право вето по вопросу обещанного расширения ЕС в Восточную Европу; в области финансирования пакета мероприятий по послевоенной реконструкции на Балканах, бюджет которого составляет 5 млрд. долларов в год; по законодательным актам в области социальной сферы, занятости и охраны окружающей среды; по контролю за качеством продовольствия. Какие бы сделки ни заключали правительства, чтобы разрешить гормоны или генетически модифицированные зерновые культуры в продовольствии, экспортируемом из США, теперь эти вопросы будут окончательно решаться новым Парламентом.

При этом хорошая новость заключается в том, что правоцентристский Парламент с гораздо большей вероятностью поддержит планы Блэра-Шредера по снижению налогов, дерегулированию склеротических европейских рынков труда и стимулированию предпринимательской культуры американского типа. Плохая же новость заключается в том, что в Парламенте достаточно сильно представлены традиционные левые и значительно профсоюзное влияние, чтобы вести долгую оборонительную кампанию.

Viva Italia

Но по крайней мере одна вещь определенно изменилась. До этих выборов, Европа была территорией с падающей валютой, низкими темпами экономического роста и устойчиво высокой безработицей, уровень которой исчислялся двузначным числом, причем повсюду в Европе правила команда левоцентристских политиков. После выборов левоцентристы делят власть с правоцентристами, что, вероятно, будет означать невнятные центристские компромиссы и практически никакого управления вообще.

Это в точности напоминает Италию, и именно таким может стать будущее Европы. Она теперь получила слабую, итальянизированную валюту, которая ведет себя скорее так, как лира, нежели немецкая марка; итальянизированный парламент; и Комиссию, которую возглавляет бывший итальянский премьер Романо Проди (Romano Prodi). Если они к тому же еще сумеют обеспечить в мрачном сером Брюсселе итальянскую погоду, изобилие вина и спагетти, то, возможно, нам все это даже понравится.

Мартин Уолкер, внештатный редактор IntellectualCapital.com, европейский редактор британской газеты "Гардиан" (The Guardian) и старший научный сотрудник Института мировой политики (World Policy Institute) в Нью-Йорке. Адрес его электронной почты: martwalker@aol.com.

Ссылки:
Послушайте, что говорит об этих выборах лидер Консервативной партии Уильям Хейг (William Hague). Загляните на официальный Web-сайт Европейского Парламента. Узнайте больше о Романо Проди. После мартовского скандала комиссары ЕС приняли собственный Кодекс поведения. Кое-кто в Британии хотел бы, чтобы их правительство вообще вышло из Европейского Союза. Другие же продолжают поддерживать Европейский Союз.


Предыдущая
предыдущая статья
обложка
обложка
Следующая
следующая статья


<> <>

IntellectualCapital.com - зарегистрированный знак
A2S2 Digital Projects, Inc.
пишите нам: info@intellectualcapital.ru